РОЛЬ СИНЬЦЗЯНА ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ И СССР В ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XX В.)

DOI 10.31554/2222-9175-2019-33-61-71

РОЛЬ СИНЬЦЗЯНА ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ РОССИИ И СССР В ЦЕНТРАЛЬНО-АЗИАТСКОМ РЕГИОНЕ (ВТОРАЯ ПОЛОВИНА XIX – ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА XX В.)

Башкуев Всеволод Юрьевич – доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела истории, этнографии и социологии Федерального государственного бюджетного учреждения науки «Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН» (Улан-Удэ, Россия).
E-mail: seva91@yahoo.com.

В статье рассматривается геополитическое и экономическое значение китайской провинции Синьцзян для внешней политики Российской империи и СССР в конце XIX – первой половине XX в. В силу отдаленности от центров власти в Китае и постоянной политической турбулентности региона отношения России и Синьцзяна в обозначенный исторический период, в основном, анализируются как двусторонние. Выделяется значение Синьцзяна как буферной территории в периоды обострения политической борьбы в провинции, а также в период русских революций и гражданской войны. Особое внимание уделено развитию геополитических отношений Синьцзяна и СССР в 1920–1940-х гг., когда по территории провинции проходил единственный наземный путь советской военной и экономической помощи правительству Гоминьдана в борьбе с Японской империей.

THE ROLE OF XINJIANG IN THE FOREIGN POLICY OF RUSSIA AND USSR IN THE CENTRAL ASIAN REGION (SECOND HALF
OF THE 19TH – FIRST HALF OF THE 20TH CENTURIES)

Bashkuev V. Yu.

The article considers geopolitical and economic significance of Chinese province of Xinjiang for the imperial Russian and Soviet foreign policy in the late 19th – first half of the 20th centuries. Due to the remoteness from the seats of power in China and constant political turbulence of the region, the relationships between Russia and Xinjiang in the specified historical period are mostly regarded as bilateral. The author highlights the meaning of Xinjiang as a buffer territory during the periods of political turmoil in the province, as well as during Russian revolutions and the Civil War. Special attention is paid to the development of geopolitical relations between Xinjiang and USSR in the 1920s – 1940s when the only land route for the Soviet military and economic assistance to the Kuomintang government in a struggle against Japan ran through the territory of Xinjiang.